Библиотека
 Хронология
 Археология
 Справочники
 Скандинавистика
 Карты
 О сайте
 Новости
 Карта сайта



Литература

 
Мельникова Е. А. Предпосылки возникновения и характер "северной конфедерации племен"  

Источник: Е. А. Мельникова. Древняя Русь и Скандинавия. Избранные труды. – М.: Ун-т Дмитрия Пожарского, 2011 (стр. 101-102)


 

1. Сообщения ПВЛ и НПЛ об этнополитической ситуации на Северо-Западе восточной Европы к моменту "призвания варягов" позволили предположить, что в середине IX в. здесь существовало межплеменное объединение, получившее условное наименование "северной конфедерации племен". Оно характеризовалось как территориально-политическое образование, возглавляемое нобилитетом входивших в его состав племен и возникшее в ходе борьбы с "северной опасностью" (В. Т. Пашуто и др.). Однако, поскольку малоблагоприятные природные условия для производящего хозяйства вряд ли могли обеспечить интенсивное социально-политическое развитие региона, остаются неясными экономические предпосылки и общественный строй этого объединения.

2. Легенда о призвании и другие известия ПВЛ и НПЛ, сообщения восточных источников, восходящие к IX в., а также археологические материалы дают основания для уточнения этих вопросов. Территория "конфедерации" складывалась вокруг северной части Балтийско-Волжского пути. Она объединяла племена, земли которых располагались на его отдельных участках от Финского залива (чудь) до Волжской Болгарии (меря). Крупный торговый путь консолидировал округу, создавая вокруг него обширную (благодаря разветвленной речной сети) зону, в которой доминировали тенденции к политической интеграции. На земле каждого из входивших в нее племен в VIII-IX вв. возникают торгово-ремесленные и военно-стратегические центры: Ладога в земли чуди, Изборск и Псков – у кривичей, Городище и позднее Новгород – у словен, Сарское и Тимерево – у мери. В них происходило перераспределение движущихся по торговому пути ценностей. Контроль над ними обеспечивал концентрацию богатств и укрепление центральной власти. Ядром этого образования являлся Волхов-Ильменский участок пути. В рассказе об "острове русов" (Ибн Русте, Гардизи), локализуемом на этой территории, объединение названо "страной русов" (ар-Русийя). Видимо, оно же обозначается как ас-Славийя (второй вид русов) в несколько более поздней арабской традиции (ал-Истахри, Ибн Хаукаль).

3. Центральная власть, глава которой обозначается восточными авторами как "хакан" (Ибн Русте и др.) – титул правителя наивысшего ранга, – опирается на иноэтническую, т. е. не связанную с узко племенными интересами военную силу, и осуществляет над нею контроль ("призвание" совершается согласно "ряду"-договору). Уровень социальной стратификации отражается не только в выделении "знатных русов", погребаемых по особому обряду (Ибн Русте), но и в обособлении военного слоя. Представители центральной власти ("мужи" Рюрика) вместе с дружинами размещаются в основных центрах на территориях отдельных племен – согласно легенде, для кормления, но, вероятно, в первую очередь, для контроля над ними.

4. экономическую основу власти создают торговля по Балтийско-Волжскому пути (особое внимание на нее, в силу преимущественно торговых контактов, обращают восточные источники) и дани с местного населения (легенда, Гардизи). Торговля пушниной и рабами составляет, по мнению восточных писателей, основное занятие верхушки общества; десятина от нее поступает правителю (Худуд ал-Алам, Гардизи). Важной предпосылкой участия местной знати в торговле по Балтийско-Волжскому пути было наличие в регионе пушного зверя, одного из главных предметов торговли. Получаемые в виде дани меха, а также другие предметы промыслов, поступали в торговлю, обогащая племенную верхушку, что укрепляло ее социальное положение. Очевидно, существуют определенные правовые нормы, ограждающие торговлю (по Гардизи, за оскорбление чужеземца (купца) отдается половина имущества оскорбителя). Дани собираются в натуральной форме путем полюдья (Ибн Русте, Гардизи и др.). Можно предполагать наличие некоего аппарата для взимания дани: и после ухода Олега в Киев дань от Новгорода продолжает поступать к нему.

5. Правовая регламентация общественной жизни касается, видимо, не только обеспечения торговой деятельности, но и функционирования властных структур. Наличие правовых норм в этой сфере частично отражено в статьях "ряда" с варягами, а также в самом факте его заключения.

6. Неполные и отрывочные, эти данные, тем не менее, указывают на то, что уже в середине IX в. на Северо-Западе Восточной Европы сложилось территориально-политическое образование более высокого, нежели союз племен, уровня. В его возникновении решающую роль сыграла торговля по Балтийско-Волжскому пути. Само же оно может быть охарактеризовано как раннее государство дружинного типа.